Авторизация:


Успешно добавлено

Продолжить
Произошла ошибка:

Проверочный код не верный или не найден идентификатор объявления
Повторить
Добавить ссылку на фото:

Добавить
Загрузить фото:

Формат допустимых файлов: jpeg, png, bmp, gif.
Размер каждого из файлов не должен привышать: 3 мегабайта



Письмо редактору:




Отправить
Поиск:

Искать
Поиск в архивах:

Укажите дату:
“Я могу говорить что угодно...“ Памяти Ирины Степановны Козыревой. Из архива Сути

“Я могу говорить что угодно...“ Памяти Ирины Степановны Козыревой. Из архива Сути


11 октября 10:15

- Только с возрастом понимаешь, как коротка жизнь, - говорит член союза писателей России Ирина Козырева. – Она всё ускоряется и ускоряется, а мы (люди) не успеваем за ней. Пушкин, например, и его современники в какую эпоху пришли в этот мир, в такую и ушли.

У нынешних пенсионеров все по-другому. Мы росли в сельскохозяйственных семьях, где в одном доме жили сразу три, а то и больше, поколения. Тогда считалось, чем больше детей, тем больше рук для обработки земли. Свои семьи мы создавали уже в индустриальном обществе, а уходить из жизни будем уже в пост индустриальном.

Родом Ирина Степановна из небольшого городка Тутаева, что в Ярославской области. Воспитывалась в семье увлеченного фотографией крестьянина и метеоролога. Делясь своими детскими впечатлениями, она вспоминает популярную в их семье историю о путешествии родителей в столицу.

– Папа тогда собрал из подручных материалов два велосипеда (денег на автобус просто не было), на которых они с мамой отправились на сельхозярмарку прямо в Москву! Хоть раз в жизни нужно сделать что-нибудь подобное.

Сама Ирина еще в юности мечтала объездить всю необъятную Родину, «руками потрогать Берингов пролив» и прокатиться на теплоходе по всем нашим рекам.

– Волга, Дон, Енисей, Нева, Северная Двина, Обь, Иртыш, – перечисляет Ирина Степановна. – Жаль, что до Лены так и не добралась.

ПЕСОК ИСТОРИИ
(автобиография)
Безбрежное море нервно шумело, и она прислушивалась к его всплескам. Море страшило, но и завораживало, притягивало своей неизведанностью. Хотелось испытать себя окунувшись в него. А пока… Пока она была кусочком высокой прибрежной скалы, маленькой ее крупинкой, которую били ветры и поливал дождь. Она подставлялась их порывам и радовалась – ведь это был ветер перемен, который когда-нибудь выхватит ее у холодного камня, и тогда она соединится наконец с морем. И однажды это произошло. Она оторвалась и полетела вниз, в воду. Там захватила ее волна и, покрутив, передала морскому течению. Течение было сильным, но спокойным, и она, подчиняясь ему, плыла в общем потоке и не сознавала, что находится почти у самого дна. Ей казалось, что она в этом море, может, и не главная, но все-таки значительная сила, и, если не управляет своим течением, то хотя бы подталкивает его вперед. Изредка море штормило, и тогда мощная волна выбрасывала ее наверх. Она оказывалась в воздухе, и чудилось, что у нее выросли крылья, и теперь она летит, летит все выше и выше! Но все стихало, и она плюхалась в воду и даже, бывало, тонула почти до дна. Но, стараясь подняться, вновь подбиралась течением всемогущим или не очень, и опять плыла куда-то к неведомым манящим далям. И снова ощущала себя той гордой силой, без которой оно, это море, обойтись не может. Но однажды очередная волна, легко приподняв, куда-то выбросила ее и ушла. Оглядевшись, она обнаружила себя лежащей недвижимо среди одинаковых круглых песчинок. Осмотрела себя и с удивлением поняла, что и сама вся круглая. Куда делись ее острые уголки, которыми втайне гордилась, потому что они отличали ее от других? Теперь у нее не было даже индивидуальности! И все кругом были такие же обкатанные, давно безликие. Впрочем, кое-где что-то неярко поблескивало, должно быть, то были частицы когда-то сиявшие, а теперь тоже затерянные в общей бесцветной массе. А море, то море, которое она уже привыкла считать своим, шумело в стороне. Иногда оно, как и раньше, штормило, и даже его волны подходили совсем близко к ней. Казалось, вот-вот они вновь возьмут ее и унесут обратно вглубь. Но, едва шевельнув ее, они уходили, прихватив других. А она так и оставалась лежать на песчаном берегу. Вдали родная скала все так же возвышалась над морем, открытая всем бурям, и другие мелкие частицы готовились ринуться в бушующие водные просторы.

...В Балаково Ирина попала в далеком 1974-м году. С двумя детьми на руках труженица Свердловского резинотехнического завода отправилась покорять город строителей, химиков и энергетиков. Здесь ее ждала не только работа на совсем еще юном заводе РТИ, но и служебное жилье, новые трудности, новые радости и творческое вдохновение. В начале 80-х Ирина Степановна вступила в литературное объединение «Утро», организованное при газете «Огни коммунизма», где впоследствии были опубликованы некоторые ее труды.

– Я пробовала себя в разных жанрах, – без всякого кокетства говорит писательница. – Рифма мне давалась туго, сатира была слишком тяжеловесной. А вообще я очень люблю анекдоты, они помогают жить.

Первая брошюра тогда еще Ирины Затеевой вышла в 1992 году под названием «Молодой ветер. Сказки для Людочки». Затем уже Ирина Козырева выпустила сказку «Тайна Бабы-яги».

– Когда в свет вышел сборник «Сосны» (про работников РТИ), было ощущение, что это мое итоговое произведение, – признается юбилярша. – А потом оказалось, что это только начало.

Десятки ее произведений можно прочесть не только в городской библиотеке, но и на сайте сервера российской современной прозы «Проза.ру».

– Сейчас тружусь над рассказом «Комитет по эвтаназии», – говорит писательница. – Главный герой – не познавший любви детдомовец, который потерял всяческий интерес к жизни и подумывает даже свести с ней счеты. Но все меняется, когда…

Впрочем, не будем раскрывать сюжет еще не оконченного произведения.

– Год за годом уходят мои попутчики (так писательница называет всех современников, которые тем или иным образом, прямо или косвенно участвовали в ее жизни. – Авт.), – продолжает Ирина Степановна. – На их месте в душе остается пустота. Этой пустоты становится все больше и больше. Это пугает. Да и само число 80, признаться, несколько угнетает.

ЖЕНЩИНА О ВОЗРАСТЕ

18 лет – наконец-то!

30 лет – сама не заметила.

40 лет – как? Уже? Не может быть!

50 лет – может, окружающие не заметят?

60 лет – что бы сделать, чтобы окружающие не заметили?

70 лет – как это несправедливо! Я же еще молодая!

80 лет – в транспорте уступают место. Пожалуй, возрастом можно гордиться.

90 лет – ее возрастом гордятся окружающие.

100 лет – все в изумлении!


– Мне кажется, что возраст человека можно измерить по уровню его желаний, – продолжает юбилярша. – Страшно, что их остается совсем мало. Человек ведь жив, пока у него есть цель. А с целью у пенсионеров хуже всего, об этом мой рассказ «В ожидании звонка». Раньше (в советское время) старики стояли в очередях, и это было очень важным делом, теперь же нам остаются только дачи.

– А как же внуки, правнуки?

– Прогресс так далеко шагнул вперед, совершенно изменились условия жизни, что опыт пожилых людей оказывается, увы, мало применим, – отвечает Ирина Степановна. – К тому же дети так быстро растут…

В ПЛЕНУ
Оконное стекло нервно сотрясается от ударов осеннего ветра, тонет в струях дождя. Дворовая березка то трепыхается, то обреченно свешивает свои тонкие промокшие ветви. Она страдает. Мрачно, сыро, холодно. А люди? Что-то выгнало их в такую непогодь на эту грязную тропу через двор. Согнувшись, бегут они по своим делам, пытаются укрыться зонтиками. Жалкая защита от всесильной непогоды. Все вокруг серое, все у нее в плену... А я счастлива: мне никуда не надо – меня никто нигде не ждет. В комнате сухо и тепло, диван мягкий, голубой экран доверительно вещает. Наслаждаюсь комфортом. Проходит несколько часов... Да, моя камера хороша. Но они-то живут!


...Конечно, в пенсионном возрасте есть свои плюсы. Об одной только возможности наконец-то выспаться бывший труженик цеха говорит с упоением.

– А главное, теперь я могу говорить что угодно и кому угодно, – заключает Ирина Степановна. – Это ли не свобода?! Я ничего никому не должна, и мне никто ничего не должен.




#Балаково, #Актуально, #Новости
Автор: “Суть“, январь 2015 года. Елена КНЯЗЕВА | Рубрика: Культура
КОММЕНТАРИИ
Анонимным пользователям недоступны дополнительные функции, авторизуйтесь на сайте и используйте дополнительные функции.
Размещая комментарии соблюдайте правила сайта.

аватар Гость

Отправить
СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
ВСЕ СТАТЬИ
14 декабря 15:02 689 30
Без лишних копеек и нежностей. Ресторан Эдельвейс обрел нового арендатора с громкой фамилией
14 декабря 12:08 496 9
Вывоз мусора в Балакове. Дикости только крепчают - так и до уголовки недалеко
14 декабря 10:31 1.8K 12
Можно ли взыскать долг спустя несколько лет?
14 декабря 10:16 429 12
В июне нас насильно переведут на цифровое ТВ. Кому это надо и чем оно грозит?
13 декабря 13:40 345 1
Сегодня урожай плохой, но завтра снова нужно сеять. Заметки с Форума Ассоциации школ политических исследований
13 декабря 10:54 821 35
Никаких поборов на кладбище нет. Но хватит его лишь на 4 месяца
13 декабря 10:30 198 2
Если чувствуешь, что падение неизбежно... Как вести себя в гололед
13 декабря 10:16 581 5
Принят новый закон о Рыбалке. Но рыбы от этого больше не станет
12 декабря 16:46 163 1
Баскетболисты Балаковской АЭС завершили спортивный сезон-2018 открытыми соревнованиями по стритболу
12 декабря 12:09 245 1
Богатыри Балаковской АЭС получили заслуженные награды
12 декабря 10:22 325 2
Хоть ВИЧ жуки не передают! О полчищах насекомых в... Центре гигиены
12 декабря 10:16 832 5
Убийство у Грин Хауса. До обращения к экстрасенсу довела волокита следствия
Показать еще
РЕКЛАМА
ВИДЕОАрхив
ОПРОС

Лично для Вас каким выдался год уходящий?

(На редкость удачный год. Побольше бы таких!)
(Год как год. Главная опаска, что следующий будет Годом Свиньи )
(Много чего недоделано. Но есть что приятного вспомнить)
(Вышло все очень тревожно. Надо самому взяться за перемену к лучшему )
(Ничего примечательного. Целый год проскочил как падающая звезда)
Голосовать
МЫ В СОЦ. СЕТЯХ