АРХИВ:

Тут помню — тут не помню... Новые сюрпризы в деле Мельника-Костенко

Тут помню — тут не помню... Новые сюрпризы в деле Мельника-Костенко

Сегодня в Балаковском районном суде под председательством судьи Андрея Зарубина состоялось очередное заседание по делу о гибели 28 февраля этого года в промоине канализационного коллектора на ул. Бр. Захаровых возле 25 школы 8-летнего мальчика Данила С.

На скамье подсудимых - бывший директор «Балаково-Водоканала» Станислав Мельник и бывший же главный инженер предприятия Яков Костенко (он от объектива продолжает прятаться), обвиняемые по части 2 статьи 293 УК РФ - неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека. Материалы расследования уголовного дела, собранные следователями Следственного комитета насчитывают 6 томов.
На этом судебном заседании были заслушаны показания 4 свидетелей — как бывших, так и нынешних сотрудников «Балаково-Водоканала».

Первой на вопросы участков судебного заседания отвечала контролер-обходчик канализационных сетей предприятия Марина Петрова. Именно в обязанности обходчиков входит проверка состояния подземных трубопроводов. Свидетель рассказала, что случаи провалов на сетях в ее практике бывали, о чем она сразу же докладывала своему непосредственному руководителю — начальнику цеха канализации.

Весь город разделен на зоны ответственности между тремя обходчиками, но как раз за жилгородком следить было некому. То есть штатная единица обходчика была, но на эту должность почему-то никого не брали, она была вакантна. По словам женщины жилгородок, в том числе и коллектор на Бр.Захаровых не менее 5 лет не проверялся обходчиками.
Более того, со временем Петрову и и ее коллегу перевели на другую работу — в ПТО (планово-технический отдел). С мая 2021 и по июнь 2023 года (то есть момента ухода Мельника с поста директора МУПа) состояние канализационных сетей оказалось по сути никем неконтролируемым.

Этот факт явно не на руку Мельнику и Костенко, поэтому сторона защиты обвиняемых попыталась «поймать» свидетеля на показаниях и доказать, что сети все же не были брошены на произвол судьбы, а контролировались работниками аварийной службы.
- У аварийщиков все же была другая специфика. Если мы ходили непосредственно по участкам, то они приезжали и закрывали открытый колодец или устраняли аварийную ситуацию. Они не ездили и не проверяли сети, эти все же другое, - ответила Марина Петрова.

Диспетчер «Водоканала» Екатерина Коскина показала в суде, что в 2010-19 годы работала обходчиком канализационных сетей. В ее зоне ответственности был жилгородок, старый город, пос. Дзержинского, в том числе и коллектор на Бр.Захаровых. Летом 2019 года она перевелась на должность диспетчера. Екатерина Юрьевна рассказала, что с осени 2022 года до момента трагедии никаких сообщений ей в диспетчерскую о провале грунта на коллекторе не было. Специалисты выезжали на этот участок на устранение подпоров воды на колодцах, но о порывах трубопровода, промоинах или провалах земли никто из них не докладывал.

Водитель каналопромывочной машины Алексей Кузьмин показал, что в ноябре 2022 года он вместе со слесарем Масловым выезжал на Бр. Захаровых на тот самый участок коллектора, где случилась трагедия для устранения подпора воды в канализационном колодце. Слесарь по его словам, осматривал земельный участок над трубопроводом — от колодца до колодца.
Это обычная практика в таких случаях. Если бы на участке был провал грунта, то слесарь обязательно бы доложил об этом руководству.

А вот что касается проседания грунта на аварийном участке, то здесь у свидетеля начались какие-то странные «провалы в памяти». На вопрос адвоката Дениса Полтавца, что водитель говорил следователю во время предварительного расследования по поводу провала грунта, Алексей Алексеевич ответил, что тогда он не совсем понял, о чем у него спрашивают:
- Я не видел провала или что-то такого. Я имел в виду неустойчивость грунта внутри трубы.

Однако, это противоречит тому, что Кузьмин говорил летом в ходе допросов следователям Следственного комитета. В связи с этим, сторона защиты обвиняемого Мельника внесла ходатайство. Денис Полтавец зачитал из материалов дела ответ, который дал тогда водитель Кузьмин следователю: «Да, мне было известно о неустойчивом состоянии грунта на участке коллектора на Бр.Захаровых,8, но в мои обязанности не входит докладывать об этом. Это обязанность слесаря или мастера, которые выезжают на место. Они должны докладывать начальнику цеха канализации. А тот в свою очередь доводить эту информацию до руководства «Водоканала».

В другом месте материалов дела Кузьмин пояснил, что в марте 2023 года, уже после гибели ребенка, на вопрос директора Мельника, знал ли он о провале грунта над коллектором, ответил, что «это было известно многим работникам предприятия, в том числе и мне».

Адвокат уточнил у Алексея Кузьмина, давал ли он такие показания в ходе расследования?
- Я не помню... время идет... возможно и давал... ну, раз моя подпись там стоит, значит подтверждаю, - все-таки признался Алексей Алексеевич.

Итак, очередное заседание суда снова преподнесло сюрприз в виде противоречий в показаниях свидетелей. На предыдущих заседаниях ряд свидетельских показаний также не совпадали. В частности слесарь Андрей Олейников утверждает, что он с напарником обнаружил провал грунта на коллекторе и доложил об этом мастеру Вафину и начальнику цеха Костикову. Однако последние это отрицают.

Автор: Андрей Будякин
2
Нравится
НОВОСТИ СЕГОДНЯ
19.04.2024 9:39 | 146 | 2

Приглашаем на работу

НОВОСТИ ВЧЕРА